Налоговый спор налоговом праве

Важный материал по теме: "Налоговый спор налоговом праве" с полным раскрытием сопутствующих вопросов. Если у вас есть дополнительные вопросы, то вы всегда можете обратиться за помощью к дежурному юристу.

Понятие и виды налоговых споров

На сегодняшний день термин «налоговые споры» получил широкое распространение как в юридической литературе, так и в судебной практике (п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»). Это связано с тем, что указанная категория споров является наиболее преобладающей среди других возникающих из публичных правоотношений дел, рассматриваемых арбитражными судами, и имеет дальнейшую тенденцию к своему количественному увеличению.

В связи с вышесказанным, а также принимая во внимание то обстоятельство, что понятие налогового спора в действующем законодательстве Российской Федерации отсутствует, назрела необходимость более подробного рассмотрения указанного понятия, что, безусловно, будет способствовать правильному применению соответствующих норм материального и процессуального права.

Подходы к определению налогового спора

В научных работах, посвященных проблематике налоговых споров, приводятся различные определения данного понятия. Так, по мнению Д.А. Шинкарюка, налоговый спор представляет собой разногласие, возникающее на основе специфических юридических фактов между налогоплательщиком (налоговым агентом) и уполномоченным государственным органом (образованием) по поводу рассмотрения законности ненормативного правового акта, решения или действия (бездействия) последнего.

Н.Л. Бартунаева определяет налоговый спор как не разрешенный в административном порядке конфликт налогового органа с налогоплательщиком по поводу объема налоговых прав и обязанностей в заявленный период по видам налогообложения, применения норм налогового права, а также установления фактических обстоятельств и подлежащий разрешению в порядке, предусмотренном процессуальным законом.

О.В. Борисовой сформулирована авторская дефиниция налогового спора в качестве решаемого уполномоченным государственным органом юридического спора между государством и плательщиками налогов и сборов по вопросам налогового права, факта или налоговой процедуры.

С.М. Миронова, уточняя понятие налогового спора, определяет его как налогово-правовое отношение, отражающее противоречие интересов государства и налогоплательщиков, иных участников налоговых правоотношений по поводу применения норм налогового права, разрешаемого уполномоченным юрисдикционным органом или по согласованию сторон.

Д.Б. Орахелашвили признает в качестве налогового спора переданное на рассмотрение уполномоченного юрисдикционного органа разногласие сторон правоотношения, связанного с исчислением и уплатой налогов, по поводу их взаимных прав и обязанностей, а также условий их реализации, требующее его разрешения на основе правовой оценки действительности предполагаемых прав сторон и проверки законности действий властно уполномоченной стороны.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Из приведенных дефиниций налогового спора в целом заслуживает внимания позиция Д.А. Шинкарюка и Д.Б. Орахелашвили, определяющих налоговый спор через категорию «разногласие». Именно такой подход к трактовке правового спора можно встретить в действующем российском законодательстве (ст. 381 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ).

В международном праве многими учеными поддерживается сформулированное в решении Постоянной палаты международного правосудия по делу Греции против Великобритании в связи с палестинской концессией Макроматиса в 1924 г. определение понятия «спор» как разногласия по вопросу факта или нормы права, конфликта юридических взглядов или интересов между двумя лицами.

В целом концептуальный подход, при котором правовой спор определяется через категорию «разногласие«, является довольно распространенным в отечественной правовой доктрине. Так, по мнению А.Б. Зеленцова, правовой спор в самом общем виде можно определить как разногласия между субъектами правовых отношений по поводу различно понимаемых взаимных прав и обязанностей в связи с предполагаемым нарушением либо оспариванием в процессе реализации права, в том числе посредством правоприменения, направленного на урегулирование конкретных ситуаций.

Ранее на разногласие, существующее между гражданином или организацией относительно применения нормы материального права, определяющей поведение, права и обязанности участников административно-правового отношения, как на сущность административно-правового спора в широком смысле слова указывал Д.М. Чечот.

Таким образом, разногласие, объективированное в юридической форме требования и возражения, признается сущностным элементом всякого правового спора. В качестве других обязательных элементов содержания правового спора называются стороны, предмет и основание.

Сказанное вполне применимо и к характеристике содержания налогового спора. При этом особенности отдельных элементов содержания налоговых споров обусловлены спецификой правовых отношений, из которых они возникают. К таким отношениям согласно ст. 2 Налогового кодекса Российской Федерации — часть первая от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ (далее — НК РФ) — относятся властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Основание налогового спора

Вопрос об основании публично-правового спора в отечественной юридической науке решается неоднозначно. Так, Н.В. Сухарева называет в качестве основания административно-правового спора любой юридический факт, послуживший основанием для возникновения, изменения или прекращения административного правоотношения. При этом в отличие от спора гражданско-правового административный спор возникает лишь тогда, когда основанием является такая разновидность юридических фактов, как действия (правомерные и неправомерные), т.е. факты, наступление которых зависит от воли людей.

Н.Ю. Хаманева рассматривает в качестве основания для возникновения административного спора обращение гражданина в форме жалобы, которая рассматривается как реакция лица на нарушение его прав и свобод в сфере государственного управления.

По мнению Л.А. Николаевой и А.К. Соловьевой, публично-правовой спор возникает в случае нарушения субъектом государственной власти или местного самоуправления субъективных публичных прав граждан и организаций. Такое нарушение может стать результатом действия субъекта публичной власти, издания им нормативного или индивидуального правового акта государственного или местного самоуправления, регулирующего государственные, административные, избирательные, финансовые, налоговые, земельные, трудовые правоотношения. Спор может возникнуть и из-за бездействия субъекта публичного управления, невыполнения им своих обязанностей.

Схожих с предыдущими авторами взглядов придерживается и А.Б. Зеленцов, который полагает, что в основании административного спора его непосредственным поводом выступают административные правонарушения, включая административные проступки, посягающие на административно-правовые запреты, и неисполнение юридических обязанностей, вытекающих из норм административного права, а также административные упущения.

Читайте так же:  Порядок обжалования постановления о возбуждении исполнительного производства

Указание на предполагаемое нарушение прав и свобод граждан и организаций в сфере публичных правоотношений как на необходимое основание оспаривания в судебном порядке актов, действий или бездействия органов публичной власти и их должностных лиц содержится и в ч. 1 ст. 192, ч. 1 ст. 198 АПК РФ. Непосредственно в сфере налоговых правоотношений указание на предполагаемое нарушение прав лиц как основание обжалования актов налоговых органов, действия или бездействие их должностных лиц содержится в ст. 137 НК РФ.
Таким образом, основанием налогового спора, возникающего по инициативе налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, является предполагаемое указанными лицами нарушение их прав в результате издания налоговых актов нормативного и ненормативного характера, совершения налоговыми или таможенными органами, их должностными лицами действия или бездействия.
Основанием же налогового спора, возникающего по инициативе налоговых или таможенных органов, является неисполнение либо иное нарушение налогоплательщиками, плательщиками сборов или налоговыми агентами своих обязанностей, которые предусмотрены законодательством о налогах и сборах (подп. 9, 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, ст. 213 АПК РФ).

Предмет налогового спора

Доказательства в налоговом споре: оценка законности

При рассмотрении спора о законности и обоснованности привлечения компании к налоговой ответственности арбитражный суд связан принципом допустимости доказательств. В случае если инспекторы получили доказательства с нарушением закона, то такие доказательства не имеют для суда юридической силы (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ; ст. 68 АПК РФ) и он не вправе ссылаться на них в обоснование своего решения.

Для оценки допустимых доказательств на практике судьи предлагают два различных подхода: формальный и неформальный.

Согласно формальному подходу если Налоговый кодекс устанавливает жесткий перечень доказательств, которые могут подтверждать факт налогового правонарушения или факт экспорта товара, то Арбитражный процессуальный кодекс устанавливает правила оценки этих доказательств, которые в равной степени обязательны для суда, как и требования Налогового кодекса.

Согласно неформальному подходу свобода в оценке доказательств, предоставляемая суду Арбитражным процессуальным кодексом, и правило о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, дают арбитражному суду право выйти за пределы перечня, установленного Налоговым кодексом, оценив любое иное доказательство, если оно в совокупности с другими доказательствами в достаточной мере подтверждает налоговозначимые обстоятельства (например, факт экспорта товара).

О недопустимости формального подхода в оценке доказательств в налоговом споре заявлял и Конституционный Суд РФ (пост. КС РФ от 14.07.2003 № 12-П).

Все документы и сведения, подтверждающие обстоятельства налогового правонарушения, должны содержаться в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (п. 8 ст. 101 НК РФ).

Способы сбора доказательств налоговых правонарушений и процедуры их проведения исчерпывающе установлены Налоговым кодексом (ст. 90-100 НК РФ). Также им предусмотрены формы доказательств: протокол (ст. 92, 99 НК РФ), письменное заключение эксперта (ст. 95 НК РФ).

Бациев Виктор Валентинович –
руководитель проекта «Налог. Поддержка», действительный государственный советник юстиции 3 класса.

19 января 2017 года

Эффективная защита от налоговых претензий.

При этом ни фотографии, ни аудиозаписи, ни видеозаписи в Налоговом кодексе (в отличие от КоАП РФ) не указаны. Остается неясным вопрос об их назначении и юридической силе в качестве доказательств налогового правонарушения.

Для ответа на него важно знать, кем и в связи с чем такие доказательства предоставляются. Если налоговым органом, то суд вправе их отклонить, поскольку права инспекторов не могут расширяться сверх законно установленных (принцип административного права: администратору разрешено только то, что предписано законом — формальный подход).

Компания как слабая сторона административных правоотношений не связана определенной формой и способом получения доказательств (неформальный подход).

Такое правовое неравенство конституционно детерминировано. Конституционный Суд РФ защищал право налогоплательщика предоставлять свои доказательства непосредственно в суд, притом что налоговый орган обязан их собрать и раскрыть на досудебной стадии налогового спора (пост. КС РФ от 14.07.2005 № 9-П).

Определение налогового спора

Рассмотренная специфика элементов содержания налогового спора позволяет сформулировать следующее его определение: налоговый спор представляет собой разногласия между частными субъектами налоговых правоотношений в лице налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов и публичными субъектами налоговых правоотношений в лице налоговых органов, таможенных органов по поводу их прав и обязанностей и (или) законности нормативных правовых актов в сфере налогообложения, возникающие в связи с предполагаемыми сторонами налогового спора нарушениями норм налогового законодательства. По делам об оспаривании нормативных правовых актов о налогах и сборах в качестве публичной стороны налогового спора могут также выступать лица, которые вправе в пределах своей компетенции издавать нормативные правовые акты по вопросам, связанным с налогообложением и со сборами.

Классификация налоговых споров

Применительно к тому или иному элементу содержания налоговых споров возможна и выработка критериев их классификации, как это предлагает А.Б Зеленцов относительно административно-правового спора. В соответствии с этим подходом выделяются субъектный, предметный и критерий основания спора.

Так, в зависимости от того, какая из сторон спора является его инициатором, налоговые споры могут быть распределены на споры, возникающие по инициативе налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов и инициируемые налоговыми или таможенными органами.
Признак того, что является предметом спора, выступает основанием для разделения налоговых споров на два вида:
— о правах и обязанностях сторон спорного налогового правоотношения;
— о законности нормативного правового акта о налогах и сборах.
В зависимости от факта (фактического состава), лежащего в основании спора — налоговые акты нормативного или ненормативного характера, действия или бездействие налоговых органов, их должностных лиц либо противоправное поведение налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, налоговые споры можно классифицировать на следующие виды:
— споры о законности нормативных правовых актов о налогах и сборах, ненормативных правовых актов налоговых органов, действий, бездействия их должностных лиц;
— споры об ответственности налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, налагаемой в случаях и порядке, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.

Читайте так же:  В полномочия потерпевшего входит право

Источник:

Доказательства в налоговом споре

Налоговые споры зачастую основываются на различных оценках фактов реальной деятельности компании и ее контрагентов. Для принятия решения судам бывает недостаточно первичных документов, регистров бухгалтерского и налогового учета. Может ли компания в качестве доказательств в налоговом споре представлять такие экзотические доказательства, как фотография, аудиозапись, видеозапись, скриншот?

Исчисление налогов производится на основании первичных документов и регистров бухгалтерского учета (ст. 54 НК РФ).

Налоговый кодекс не содержит исчерпывающего перечня доказательств налогового правонарушения, а лишь называет некоторые из них: документы, протокол допроса свидетеля, заключение эксперта (ст. 90, 93, 94, 95, 99 НК РФ). При этом Арбитражный процессуальный кодекс не содержит особых требований к доказательствам в налоговых спорах. К ним применяются общие требования допустимости, относимости и достоверности (ст. 71 АПК РФ).

Импульс к развитию дополнительных форм и видов доказательств в налоговых спорах придал ВАС РФ в 2006 году (пост. Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (далее — Постановление № 53)). В пункте 1 Постановления № 53 была провозглашена обязанность налогового органа доказать, что информация, содержащаяся в документах компании, предусмотренных налоговым законодательством, неполна, недостоверна и (или) противоречива.

С этого момента инспекторы любыми способами пытаются опровергнуть сведения, содержащиеся в документах, представленных им при проведении контрольных мероприятий. В ход пошли аудио- и видеозаписи допросов свидетелей, фото и видео с места осмотра помещений и документов, видеофиксация выемки документов и т.д.

Законодатели постепенно заполняют правовые пробелы и разрешают проверяющим то, что раньше не запрещалось. Например, были внесены поправки в статью 26.7 Кодекса об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26.04.2016 № 114-ФЗ), которые меняют статус таких доказательств административного производства, как материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи. Теперь это не факультативные, а обязательные доказательства по делу.

В частности, формальный и неформальный подходы предлагает Э.Н. Нагорная (к.ю.н., судья АС Московского округа, специализирующаяся на разрешении налоговых споров) в своей монографии «Налоговые споры: оценка доказательств в суде» (М.: Юстицинформ, 2009).

Также пробелы заполняются разъяснениями ФНС России и судебной практикой.

Например, налоговое ведомство признало скриншот (снимок с экрана) доказательством по делу в арбитражном суде (ч. 3 ст. 75 АПК РФ; письмо ФНС России от 31.03.2016 № СА-4-7/5589), отметив, что Налоговый кодекс не регулирует сферу его применения, порядок изготовления и использования.

Многие суды и ранее признавали скриншот допустимым доказательством, если он содержал индентифицирующие признаки (информацию о дате их получения, наименовании сайта, принадлежности заявителю, программном обеспечении и использованной компьютерной технике) (пост. ФАС УО от 15.10.2013 № Ф09-9262/13, ФАС СЗО от 17.08.2012 № Ф07-3008/12, от 06.12.2010 № Ф07-11600/2010, ФАС ВВО от 27.04.2011 № Ф01-1661/11). При этом некоторые из них требовали нотариального заверения информации, полученной через интернет (пост. ФАС МО от 22.10.2009 № КГ-А40/10844-09, от 25.07.2008 № КГ-А40/6209-08). Сейчас такие требования в судебных актах не встречаются.

Видео (кликните для воспроизведения).

Судебная практика сориентировала компании не ограничиваться только документами по спорным сделкам, а доказывать любыми иными способами реальность и проявление должной осмотрительности при их заключении.

В качестве доказательств реальности сделок, подтверждающих исполнение, фирмы успешно используют: фото приобретенных основных средств (пост. ФАС МО от 04.02.2008 № КА-А40/13427-07-2), фото спорного оборудования (пост. ФАС МО от 22.07.2009 № КА-А41/5503-09), фото выставочного места (пост. ФАС МО от 27.01.2014 № Ф05-7033/13). Также судами признавались надлежащим доказательством проявления должной осмотрительности распечатки с сайта ФНС России из рубрики «Проверь себя и контрагента» (пост. АС УО от 21.08.2015 № Ф09-4749/15).

Стороны налогового спора

Похожие материалы

Уплата налогов — это неотъемлемая часть полноценного функционирования государства, а также реализация одной из самых важных обязанностей налогоплательщиков перед государством.

Когда возникает налоговый спор, то сразу становится понятно, что участники этого спора не равны перед друг другом. С одной стороны это мощный аппарат государственной власти, с другой физическое или юридическое лицо.

Возникновение налогового спора связано с оценкой действий налогоплательщика налоговым органом. Чаще всего налоговый спор разрешается рассмотрением государственных органов самого конфликта, и тогда он становится материальным налоговым правоотношением. В таком случае можно говорить о том, что налоговый спор решается согласно разделу 7 Налогового Кодекса Российской Федерации[1].

Налоговым спором является такая ситуация, когда налогоплательщик не соглашается с мнением налогового органа по какому-либо конкретному вопросу, в области налогообложения. Как правило, такие споры возникают после проведения налоговым органом камеральной, либо выездной проверки.

С.В. Овсянников, в свое время, определял налоговый спор в качестве протекающего в определенной законом форме, а также подлежащий разрешению компетентным органом власти спор о субъективном праве (юридический спор), участниками которого выступают государство с одной стороны и налогоплательщик с другой, и связанный с исчислением, либо уплатой налоговых платежей.

Однако вопрос понятия налогового спора совершенно не так прост. Налоговый спор многие ученые выводят через разные понятия. Кто-то может определить его через юридический конфликт, кто-то через юридический спор. Однако нам кажется, более правильным определять его через понятия разногласия. Многие ученые так же поддерживают данную точку зрения. Так и законодательство, в статье 381 Трудового кодекса использует понятие разногласие для определения трудового спора, так и в данном случае, исходя из метода аналогии можно сделать вывод о целесообразности использования указанного понятия для определения налогового спора[2].

Основу налогового спора составляют разногласия, возникающие между налогоплательщиками, а также налоговыми агентами с одной стороны, и налоговыми органами с другой стороны. Данные разногласия всегда возникают по вопросу исчисления налога, правильности применения налогового законодательства налоговым органом.

Как правило, налоговые споры инициируются налогоплательщиком. Это правило действует всегда, поскольку применение каких-либо мер налоговым органом по отношению к налогоплательщику для обеспечения выполнения налоговой обязанности само по себе не порождает спора, поскольку такое начисление налоговой обязанности не оспаривается налогоплательщиком.

Читайте так же:  Дата срока исковой давности

Ряд ученых устанавливают разграничения между понятиями конфликта и спора. Например, Кузбагаров А.Н. говорит о том, что конфликт является первичным по отношению к спору, а также, что не каждый конфликт может перерасти в спор. По сути, он говорит, спор является более поздней стадией конфликта[3].

То есть мы говорим о том, что конфликт зарождается с момента выражения несогласия налогоплательщика с налоговым органом и продолжается весь досудебный порядок. Однако с того момента как налоговый орган, либо налогоплательщик обращаются в суд, то конфликт превращается в спор. Отчасти данная позиция поддерживается не только выводами ученых-юристов, но и филологами. Так, например, в толковом словаре Ожегова слово «спор» в своём втором значении означает разногласие, которое разрешается судом. Тем не менее, этот же словарь говорит, о том, что конфликт является тождественным спору понятием. Таким образом, мы и делаем вывод о том, что спор является частью конфликта и составляет его более позднюю стадию.

Дегтярев С.Л., исследуя рассматриваемый нами вопрос, вводит понятие правового конфликта. Это понятие он применяет как к досудебному порядку, так и к судебной защите нарушенных прав.

Касательно налогового спора Саркисов А.К. предлагает по аналогии использовать понятие «социальный конфликт» в качестве одной из категорий налогового права.

Грось Л.А. придерживается другой позиции. По его мнению спор не может осуществляться между не равными субъектами. Поскольку одним из субъектов выступает государство, властвующий субъект, а другим налогоплательщик, то данный конфликт нельзя назвать спором, поскольку исходя из этимологического толкования понятия спора, можно сказать то, что он возникает между равными участниками.

Остроумов А.А. придерживается противоположного мнения. Он считает, что властный характер правоотношений между государством и налогоплательщиком не говорит об отсутствии спора о праве, а может только определить форму процесса, однако не может определить бесспорность или спорность судопроизводства[4].

Говоря о спорах, возникающих по результатам налоговых проверок, то можно сделать вывод о том, что данный спор возникает с того момента, как налогоплательщик получает акт камеральной, либо выездной проверки и направляет претензию, либо иным способом выражает свое несогласие с налоговым органом. Именно с этого момента начинается досудебный порядок урегулирования указанного спора. Поскольку данный порядок рассмотрения урегулирован Налоговым кодексом Российской Федерации, то можно сказать о том, что данный процесс подчинен юридическому процессу.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации не содержит в себе какого-либо вида определения конфликта. Такое определение содержится в трудовом законодательстве. Тем не менее, имеется определенный понятийный аппарат, используемый участниками процесса.

При этом устанавливается определенный круг субъектов. Одним из субъектов выступает налоговый орган, либо таможенный орган. Другим субъектом выступает физическое, либо юридическое лицо. Также субъектом указанного спора может выступить банк, либо другая кредитная организация, поскольку спор может заключаться в правильности определения налоговой нагрузки, правильности исчисления и уплаты налогов.

Саркисов А. К. говорит о том, что налоговым конфликтом выступает социальное взаимодействие в сфере налогообложения, которое складывается в виду противоречий в отношении уплаты налогов и сборов, и выражается в противостоянии субъектов, сопряжённым с нарушением налогового законодательства. Указанное определение выведено методом социологического подхода к исследованию обозреваемого вопроса. Несмотря на это, в нем отражается особенности налогового спора, заключающаяся в определенных элементах[5].

Средства, необходимые для того, чтобы преодолеть этот конфликт четко прописаны законодательством.

Возникает налоговый конфликт ввиду появления какого-либо юридического факта в сфере налогообложения. Также юридическими фактами будут являться последствия рассмотрения указанного спора. Как мы уже говорили, обязательным участником налогового спора должно являться государство, выступая в лице управомоченных на то органов, а процедура разрешения налогового спора четко прописывается законодательством.

Если рассмотреть налоговые споры со стороны юридических конфликтов, то нам следует обозначить их как конфликт субъектов в сфере налогообложения, преследующих прямо противоположные интересы, вопросы которого касаются правильность исчисления и уплаты налогов и сборов, в строго установленном законом порядке. Анализируя указанное определение мы можем сделать вывод, что должен присутствовать реальный конфликт, выраженный в действии субъектов (или хотя бы одного из субъектов), рассматриваемый вопрос должен касаться правильности исчисления налогов и сборов и рассмотрение спора должно происходить в порядке, установленным действующим законодательством.

Особенность юридического конфликта заключается в том, что он связан с исполнением (реализацией) либо нарушением тех или иных норм права и, соответственно, возникновением, изменением или прекращением правовых отношений между физическими, юридическими лицами, налоговыми органами, а также иными субъектами права. Следовательно, налоговые споры по своей юридической природе являются налоговыми правоотношениями, под которыми принято понимать возникающую на основе норм налогового права юридическую связь между субъектами, выражающуюся в форме их субъективных прав и обязанностей[6].

На основании изложенного обобщающее понятие налогового спора представляется возможным сформулировать следующим образом. Налоговый спор — это налоговое правоотношение охранительного характера, посредством которого путем обжалования в установленном законодательством Российской Федерации административном и (или) судебном порядке разрешаются конфликтные ситуации, возникающие в связи с предполагаемым или реальным нарушением прав налогоплательщика по вопросам правильности исчисления и полноты уплаты налогов[8].

С учетом вышеизложенной дефиниции представляется возможным утверждать, что споры по результатам налоговых проверок — это налоговые правоотношения, аккумулирующие разногласия между налоговым органом и налогоплательщиком (налоговым агентом), возникающие по результатам проведения налоговым органом мероприятий налогового контроля в рамках налоговых проверок, а также в связи с вынесением налоговым органом решения о привлечении (об отказе в привлечении) к ответственности, его оспариванием и разрешаемые в установленном действующим законодательством (административном и (или) судебном) порядке. Как следствие, такой налоговый спор представляет собой налоговое правоотношение, при котором каждая из сторон стремится подтвердить обоснованность своих подсчетов при исчислении суммы налогов (сборов), подлежащих уплате в бюджет.

Следует также отметить, что налоговые споры обладают рядом отличительных признаков, позволяющих отграничить их от иных правовых конфликтов.

Таким образом, налоговые споры можно рассматривать как особую разновидность юридических конфликтов, которые возникают между налоговым органом и налогоплательщиком в связи с решением вопросов, связанных с уплатой налогов, и разрешаются в административном и (или) судебном порядке на основе установленных действующим законодательством процедур.

Читайте так же:  Оскорбление сотрудника полиции при исполнении служебных обязанностей

юридические науки

  • Морозкина Юлия Германовна , магистр, студент
  • Горелов Максим Владимирович , кандидат наук, доцент, доцент
  • Башкирский государственный университет
  • ИСЧИСЛЕНИЕ НАЛОГА И СБОРА
  • КОНФЛИКТ
  • НАЛОГ
  • НАЛОГОВЫЙ СПОР
  • НАЛОГОВОЕ ПРАВО
  • ПРАВОВОЙ СПОР
  • СПОР
  • ПОНЯТИЕ НАЛОГОВОГО СПОРА

Альтернативные доказательства в налоговом споре: для чего они нужны

По мнению автора, назначение альтернативных доказательств в налоговом споре состоит в устранении дефектов в «обычных» доказательствах.

Например, в ходе допроса свидетеля налоговый орган применяет аудио- или видеозапись. Сопровождающий свидетеля адвокат также ведет аудио- или видеозапись допроса (подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ). Когда свидетель знакомится с протоколом допроса после его завершения, он может усомниться в верности фиксации своих слов и выражений допрашивающим лицом. Для выявления их истинного значения участники допроса могут воспользоваться записями. Записи могут быть применены компанией в вышестоящих налоговых органах или в суде как доказательства порочности протокола допроса свидетеля. Данной цели служат и замечания на самом протоколе, которые может оставить свидетель.

В этой связи применение фирмой фото-, видеосъемки крайне желательно в ходе проведения таких мероприятий налогового контроля, как допрос свидетеля, осмотр помещений, выемка предметов и документов, проведение экспертизы. При этом закон не запрещает налогоплательщику сбор любых альтернативных доказательств.

Лев Лялин, адвокат, эксперт и член общественного совета Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции»:

Константин Сасов, ведущий юрист компании «Пепеляев Групп», адвокат, к.ю.н.

Источник:

К вопросу о понятии налогового спора

Список литературы

  1. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 года N 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3824; Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 года N 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. N 32. Ст. 3340.
  2. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 г. № 197-ФЗ (ред. от 06.04.2015 г., с изм. от 02.05.2015 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 1 (ч. 1), ст. 3.
  3. Баранов В.М., Худойкина Т.В. Теория юридического конфликта: философские и социолого-правовые аспекты // Юрист-правовед. 2000. № 1. С. 24 — 25.
  4. Введение в российское налоговое право: Учебное пособие / А. Н. Козырин. — М.: Институт публично-правовых исследований, 2014.
  5. Тютин Д.В. Налоговое право: курс лекций // СПС КонсультантПлюс. 2015.
  6. Корнилов А.И. Понятие и виды налоговых споров // Арбитражный и гражданский процесс. 2012. № 3. С. 22 — 26.
  7. Налоги и налоговая система Российской Федерации : учебник и практикум для академического бакалавриата / под науч. ред. Л. И. Гончаренко. — М. : Издательство Юрайт, 2015. — 541 с. — Серия : Бакалавр. Академический курс.
  8. Налоги и налогообложение : учебник для СПО / под ред. Л. Я. Маршавиной, Л. А. Чайковской. — М.: Издательство Юрайт, 2016. — 503 с. — Серия : Профессиональное образование.

Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Источник:

Топ-5 самых интересных налоговых споров за год

В 2017 году суды подтвердили, что ФНС России вправе в порядке ведомственного контроля отменять решения нижестоящих налоговых органов без обращения налогоплательщика, а Минфин может давать разъяснения налогового законодательства. Суды также пришли к выводу, что налоговая выгода признается необоснованной, только когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Эту судебную практику эксперты назвали позитивной, но были и негативные решения судов.

«Аквамарин»

Межрайонная инспекция ФНС № 7 по Костромской области провела камеральную налоговую проверку ООО «Аквамарин», в результате которой вынесла постановление о привлечении общества к ответственности. ООО «Аквамарин» было доначислено 10,8 млн руб. НДС, 473 677 руб. пеней за нарушение срока уплаты налога и 2,2 млн руб. штрафа. Кроме того, налоговая отказала обществу в возмещении 26,6 млн руб. НДС. Управление ФНС по Костромской области отменило вышеуказанное постановление, т. к. не была доказана согласованность действий общества и его контрагентов, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды. ФНС России в порядке контроля за деятельностью управления отменила решение Управления ФНС по Костромской области и оставила в силе решение нижестоящей инспекции (п. 3 ст. 31 НК). Поводом для этого послужили сведения, полученные от МВД и ФСБ, о наличии возбужденных уголовных дел. Тогда ООО «Аквамарин» обратилось в суд, но три инстанции ему отказали (№ А40-101850/2016). Верховный суд подтвердил законность этих решений (см. «Верховный суд разобрался в правилах пересмотра решений ФНС»).

«В этом деле ВС указал на возможность вышестоящего налогового органа даже в отсутствие жалобы налогоплательщика отменить решение нижестоящего органа в рамках ведомственного контроля. При этом налогоплательщик в таком случае вправе обратиться за защитой своих прав в суд. Немаловажно, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать свои полномочия в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно – в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода», – пояснил юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Торез Кулумбегов.

«Теперь стала возможной ситуация, при которой ФНС России вправе отменить решение УФНС субъекта об удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщика и оставить в силе решение инспекции о доначислении налогов и наложении штрафа», – сообщил юрист АБ «Казаков и партнёры» Алексей Аплекаев. «Таким образом, даже полное удовлетворение апелляционной жалобы налогоплательщика не является последней точкой в споре с налоговым органом, поскольку возможно возобновление казалось бы разрешенного спора по инициативе вышестоящего налогового органа. Только истечение срока на проведение выездных налоговых проверок по проверенному ранее периоду может гарантировать отсутствие претензий со стороны налогового органа», – заявила юрист АБ «Казаков и партнёры» Елена Муратова.

Читайте так же:  Административная ответственность за курение в общественных местах

Юристы сошлись во мнении, что позиция ВС по этому делу имеет позитивное значение для защиты налогоплательщиками своих прав. «Тем более было издано письмо ФНС России от 11.10.2017 № СА-4-7/[email protected], в силу которого эта позиция должна быть доведена до территориальных налоговых органов», – подчеркнула руководитель Налоговой и административной практики ЮФ «Варшавский и партнёры» Владлена Варшавская. «По аналогии с указанным спором налогоплательщики в случае, если решением УФНС будет поддержана позиция территориальной инспекции, могут параллельно с обращением в суд направлять дополнительно жалобу в ФНС России. Эта жалоба не будет являться классической стадией досудебного апелляционного процесса, но вместе с тем позволит озвучить свои доводы на уровне ФНС России, и в случае положительного решения добиться хорошего исхода без рассмотрения дела в суде», – считает руководитель Департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития «КСК групп» Роман Шишкин.

ООО «Спорткар-центр»

ООО «Спорткар-центр» – официальный дилер Porsche в России – сначала напрямую арендовало автосалон у собственника, а затем стало брать это же помещение и помещение в другом построенном здании в субаренду у ООО «Бизнессодействие». Налоговая посчитала, что ООО «Спорткар-центр» могло заключить аренду напрямую с собственником, а включение ООО «Бизнессодействие» в схему арендных отношений повлекло необоснованное увеличение арендной платы. Поэтому ФНС доначислила арендатору налог на прибыль и НДС. «Налоговые органы и суды по-прежнему нередко реагируют лишь на внешние признаки налоговых злоупотреблений, такие как непонятные операции, признаки фиктивности поставщиков, не выясняя, имеются ли в действительности потери бюджета», – сетует руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов.

Однако ВС с налоговиками и нижестоящими судами не согласился и направил дело на новое рассмотрение (см. «Верховный суд поддержал компанию-налогоплательщика в споре с ФНС на 15 млн руб.»). Во время него суды разрешили спор в пользу налогоплательщика (№ А40-230712/2015). «Теперь можно ожидать снижения числа претензий в случае, когда все контрагенты налоги уплатили, но налоговый орган полагает, что договорные отношения могли сложиться иначе», – уверен менеджер Департамента налоговых споров ФБК Михаил Голованёв.

«Речь о необоснованной налоговой выгоде может идти только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Подтверждение этого стало важнейшим моментом. По идее, если негативных последствий для бюджета нет, анализ взаимозависимости, экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений становится излишним. Хотя коллегия проверила и эти второстепенные факторы, самое главное в решении высшей судебной инстанции – фиксация знака равенства между необоснованной налоговой выгодой и потерями бюджета», – считает старший юрист «Мозго и партнеры» Елена Черкасова.

АО «Флот Новороссийского морского торгового порта»

«На практике приходится сталкиваться с тем, что НК содержит множество положений с широкой формулировкой, толкование которых судами меняется время от времени. Важно, что позиция КС универсальна и позволяет защитить добросовестного налогоплательщика в случае внезапного изменения судебной практики», – отметила юрист ЮБ «Мозго и партнеры» Ольга Насонова. «Постановление КС внесло ясность, стоит ли ссылаться на отказные определения в обоснование своей позиции», – заявил Голованёв.

ООО «Континентал Тайрс Рус»

ООО «Континентал Тайрс Рус» предоставляло своим покупателям (розничным продавцам) значительные отсрочки по оплате товара, притом что расчеты с поставщиками происходили на регулярной основе. Для покрытия образующегося кассового разрыва налогоплательщик привлекал займы от зарубежной материнской компании. Налоговая сочла это нарушением, суды с ней согласились (№ А40-251161/2015). Они пришли к выводу, что налогоплательщик не имел экономических причин для привлечения заемных средств, а целью получения кредитов от иностранного аффилированного лица был систематический вывод денег за рубеж (см. «Суды сочли нецелесообразным привлечение дочерних займов для покрытия кассового разрыва»).

«Оценку деловой цели суды подменили оценкой целесообразности действий налогоплательщика и тем самым грубо вмешались в его работу. Займы привлекались для покрытия кассовых разрывов, объективно возникающих в связи с предоставлением отсрочек независимым дилерам. Это опасный прецедент недопустимого вмешательства налоговых органов и судов в принятие компаниями управленческих решений, а также попытка девальвировать определение КС № 320-О-П», – считает Зарипов. «Это дело подтверждает постепенно складывающийся негативный подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Уверен, такой подход сохранится и в 2018 году», – заявил партнер, руководитель практики разрешения налоговых споров в России Ernst & Young LLC Алексей Нестеренко.

ООО «Аукционная компания Союзпушнина»

ООО «Аукционная компания Союзпушнина» перечисляло дивиденты кипрской компании. ФНС решила, что кипрская компания является кондуитом, не осуществляет реальной экономической деятельности, а перечисление дивидендов носит транзитный характер. По мнению налоговой, такая схема использовалась обществом в целях применения пониженной налоговой ставки, поскольку между Россией с Кипром заключено соответствующее двустороннее соглашение. Арбитражный суд города Москвы и 9-й арбитражный апелляционный суд согласились с мнением ФНС. Суды посчитали, что компания должна не только указать реального бенефициара и подтвердить его статус, но и представить достаточные доказательства перечисления денег именно физическому лицу. В противном случае, если деньги до бенефициара в силу разных причин не дошли, то и права на применение льготной ставки у налогоплательщика не имеется (№ А40-73573/17).

«Примечательным в этом деле является тот факт, что компания «АК «Союзпушнина» и ее юристы скорректировали довольно распространенную в налоговых спорах тактику по доказыванию самостоятельности компаний, получающих дивиденды, и наличию у них полномочий по распоряжению полученным доходом. Они уже по сути не спорили с тем фактом, что промежуточная кипрская компания является технической компанией. Они пытались доказать, что фактическим получателем дохода является физическое лицо – налоговый резидент РФ, в силу чего должна подлежать применению ставка НДФЛ в размере 9%», – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Кирилл Данилов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник:

Источники

Налоговый спор налоговом праве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here